деревня N... Харон и Стикс

Харо́н (др.-греч. Χάρων — «яркий») в греческой мифологии — перевозчик душ умерших через реку Стикс (по другой версии — через Ахерон) в Аид (подземное царство мертвых). Сын Эреба и Нюкты. Изображался мрачным старцем в рубище.

 

напряженные дни, часы, тысячелетия. именно в такие моменты понимаешь относительность теорий Эйншетйна по поводу времени. оно несется стремительно проглатывая вторник и среду. и длится целую вечность, забираясь на второй круг.

вот уже второй месяц я заведующий отделением общей терапии. сказать что это меня радует- это ничего не сказать… сил уже нет. день превратился в сплошную ночь- утром ночь, идешь домой ночь. открою тебе боооольшую тайну( я знал что доплата будет небольшой за этот адский труд, но никто не сказал, что настолько небольшой.так что все мои мечты о  кресле из кожзама, на колесиках, придется отложить на хорошие времена.ибо с такой доплатой мне на такое кресло надо полгода подрабатывать и это без учета инфляции и девальвации)

но как завещал Гиппократ, я беден, но искренен в своих намерениях и попытках сделать мир здоровее.

это я скажу тяжкий труд. потмоу что пациенты  запущенные, тяжелые, как будто их никто не лечил все эти годы, а даже специально вредил.

плоды не заставили себя долго ждать.живыми выписались не все.

поступила семья старичков. дедок после инсульта, полупарализованный, мычащий нечто нечленораздельное. и старушечка на своих ногах и вполне себе еще ничего такая.дедулька то понятно прокапать в реабилитационных целях. а вот старушку врач направила с холецистопанкреатитом.но при опросе стало ясно, там сердце.что конкретно с сердцем я так и не узнал. но симптомы одышка, дискомфорт в области сердца. в анамнезе инфаркт.

в общем то я, перекрестившись, взялся за лечение- боялся что дед помрет.но вышло все как не придумал бы никогда. бабульке стало легче от назначенного лечения. утром она сходила на местную тусовку со всеми старичками- возле поста, поболтать, пожаловаться друг другу.посидела в палате с дедулькой.пообедала легла на кровать и, посинев в один момент, умерла. прямо в субботу. прожив только сутки в больнице.для меня это стало просто шоком. но судя по описанию я ничего не мог сделать. тромбоэмболия. массивная.

схоронили мы бабульку.деду так и не сказали. что бы не расстраивать. деда оформили на социальные койки. он все время ее зовет. и только вот спустя неделю, я так понимаю, он все и сам понял, своим побитым инсультом мозгом. потмоу что последнее время он больше всего кричит… валя, прости...

вот и думай любовь и смерть. всю жизнь прожили. она его не бросила выхаживала, хотя сама уже не девочка. и вот так все закончилоось. по моему ромео и джульетта обычная байка по сравнению с жизнью.

еще в тот день я почувствлвал себя Хароном, тем кто отправляет в мир иной. жуткое ощущение поверь.

причем знаешь, я вот сейчас стал писать и понял… твайю ж мать… когда та бабулька умирала, она лежала в палате с больной С. которую я выхаживаю больше месяца. ты следи следи о чем я хочу сказать.

Больная С весом кг 200. отеками, одышкой. да да та самая, которую я не так давно выписал в нормальном состоянии и без отеков. не пробыла дома и 2 недель. и снова с отеками и одышкой залегла в больницу.

в этот раз я гораздо быстрее и проще снял отеки.но каждый раз ей повторял, что когда нибудь эти отеки станут последними.

в общем три недели я ее лечил, выхаживал. наблюдал. отеки снятые в первые 5 дней не вернулись.и на 3 неделе я ее попросил домой. она упиралась долго, но мы тоже не приют и у нас тоже есть сроки.

выписал вот в этот четверг… а сегодня ее привезли. сине-белую с клокочущим дыханием, сердцебиением под 180 уд в минуту( при норме в 60-90)...4 гребаных дня  понадобилось на то, что бы себя убить. таблетки конечно же она не принимала, зато с удовольствием сожрала несколько пачек эуфиллина(господи наверное я буду первым врачом, который будет просить министерство о запрете этих таблеток в свободной продаже без рецепта). результат на лицо. 5 мужчин поднималии ее на носилках на второй этаж из приемника. пошла со рта пена, захрипела и умерла, мы только набрали шприцы. все конец...

4 гребанных дня на ее разбитое, ей же самой, сердце что бы оно перестало биться. у меня нет слов.просто нет слов. сколько просил, умолял не пить эуфиллин, объяснял, показывал, убеждал… похуй дым! ну что списали.хотя  я еще в приемник позвал главного врача, что бы обсудить ее перевод после лечения на социальные койки.что бы она была все время под присмотром. даже вызвали человечка который будет бумагами заниматься.окахзалось не нужно. убила напрочь последняя фраза больной

— у вас же дети есть? нужно что то решать, вы дома одни находиться не можете. пусть они приедут и решим вопрос о социальных койках.

— есть, но они от меня отказались. сказали, не пизди ты еще нас всех переживешь.

— ну как так отказались, тогда надо позвонить директору соц обслуживания, пусть она занимается оформлением.

 гребаная жизнь, гребанные люди… одновременно хочется прижать к своему большому и доброму сердцу и рыдать вместе с ними, а с другой стороны хочется давить их пальцами как клопов.хочется заставить брать ответсвенность, хочется засудить ее детей, которые бросили ее вот так одну… какая бы она не была, она твоя мать. не алкашка, не бомжиха… старый больной человек...

списали конечно и ее...

а я снова себя оправдываю она вышла на отек легких. из всего, что написано в реанимационных мероприятиях, у меня в руках был только таблетка нитроглицерина.

допамина- нет

кислорода-нет

спирта-нет

то есть шансов у нее не было...

но не поверишь как мне себя гнусно и противно оправдывать. я врач, я врач и ищу оправданий в том, что я не спас, не смог ничего сделать… какой я нахер врач!

и тут же вызов к деду с сердцем.

аналогичный дед синюшный с отеками на ногах и одышкой. полная коробка чего? правильно эуфиллина. и кто его выписывает? правильно их врач участковый. (а между прочим человек с 30 летним стажем.)

я выкинул все к херам подальше. оставил три коробочки, но на этих стариков надежды нет. они как дети тянут в рот все что плохо лежит. так что в четверг придется ехать за ним и смотреть, что он там натворил и лечится ли по моему указанию. уверен что нет, что жрет эуфиллин.

у меня нет слов. нет слов от людей и от их непонятливости. всю мою врачебную деятельность, можно отследить по моим фирменным бумажкам, на которых я всем пациентам пишу что и как принимать. даже если это полоскание горла раствором соли и пакетики терафлю. но кто в наше время умеет читать?

и получается что я Харон, отправляю всех на тот свет… не своими руками, но при мне.ТО ТО Я ДУМАЮ, ПОЧЕМУ МОИ КОТЫ КО МНЕ НЕ ПОДХОДЯТ, И ДАЖЕ С МОИХ РУК НЕ ЕДЯТ.

правильно говорят, коты они потусторонний мир чуют издалека, а я блять просто ходячая дверь на тот свет. прекрасно!

Обсудить у себя 7
Комментарии (3)

Ты врач. Настоящий.

Ты не дверь, а засов на этой двери. И не твоя вина, что некоторые этот засов просто с мясом выдирают — так торопятся сдохнуть...

Эх..... 

Сколько слышала таких рассуждений от своего друга. Это борьба с ветрянными мельницами... 

А ты хороший врач  

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Doktor A
Doktor A
Был на сайте 27 августа в 09:44
Читателей: 238 Опыт: 0 Карма: 1

Клятва Гиппократа XXI века:
Клянусь Чеховым-врачом, Аркановым и Розенбаумом, Айболитом и доктором Ватсоном, беря их в свидетели, исполнять честно-пречестно следующую присягу и письменное обязательство:

Обязуюсь почитать научившего меня пить спирт наравне с родителями, делиться с ним всегда спиртом и в случае необходимости помогать ему дойти до кондиции.

Клянусь, что у меня будет белый халатик и белая шапочка с крестиком и такая штука на шее… Ну, которую еще в уши вставляют и слушают.

Клянусь никогда не заниматься самолечением, а давать заработать коллегам моим.

Я не дам никому абортивного пессария, ибо кончился. Клянусь, что вообще не дам никому никакого снадобья и не выйду на работу до тех пор, пока мне не повысят зарплату.

Клянусь свой белый халат держать в чистоте, для чего буду носить зеленый. А если выпить и лечь в таком халате на зеленую клеенку, то никто не заметит.
Обязуюсь писать неразборчиво, дабы больной не мог прочесть и употребить мою писанину себе во зло.

Обязуюсь выслушивать больного с умнымвидом на лице, кивать или покачивать головою. А похихикивать только лишь при наличии на лице марлевой повязки. Разговаривать с больными вежливо и на «Вы», и не показывать своего истинного отношения к этому стонущему и ноющему быдлу.

Сказав «Не дышите», обязуюсь потом обязательно сказать «Дышите», дабы не нанести больному вред.
все 69 Мои друзья